НЕРПА БАЙКАЛЬСКАЯ

— Байкальский тюлень или нерпа (см. Ластоногие) относятся к особому подвиду (Phoca foetida sibirica Pall.), близкому к кольчатому тюленю (Phoca foetida L.) и каспийскому (Phoca caspica L.). Нахождение тюленя в пресноводном бассейне, среди материка, в тыс. км от ближайшего морского бассейна, представляет интересную зоологическую загадку. Распростр. нерпа по всему Байкалу, чаще встречаясь, однако, в сев. его части и у с.-в. берегов. Биология Н. очень своеобразна. Летняя жизнь Н. по вскрытии Байкала состоит из постоянных перекочевок, очевидно, в связи с отысканием пищи. Изредка Н. выходит на берег. Более часто выходит на берег в период спаривания, т.-е. в июне. Тогда образуется нечто вроде настоящих лежбищ, столь характерных для др. ластоногих. Мест, где Н. концентрируется в значит. массах, немного. Летние лежбища наблюдаются в след. пунктах: Ушканьи о-ва, Сухие ручьи, Малая Черемшана.
Зыряновский мыс, Индейский, Понгонье, Турали, мыс Фролова, о-в Ольхон, мыс Колокольный и некоторые другие. Осенью Н. б., собирается в большие косяки (до 100 и более штук) в больших заливах оз., напр. Чивыркуйском. Зимой она живет в «логове», для к-рого с начала морестава делает «продувину» (отверстие во льду), поддерживая ее в течение всей зимы. Эта продувина служит ходом сообщения между водой и находящимся на льду логовом. Логово—постоянная зимняя квартира Н.—находится среди нагромождений льда (тороса) и найти его зимой очень трудно, т. к. сверху оно бывает почти совершенно занесено снегом. Нерпичьи логова располагаются по Байкалу неравномерно. В некоторых местах они встречаются часто, в др. же отстоят друг от друга далеко. Больше всего зимних лежбищ попадается у с.-в. берега озера. Логовище всегда устраивается в значит. удалении от берега. После 9-месячной беременности, т.-е. в марте, самка рождает в своем логове 1 или 2 детенышей, покрытых серебристо-белой шерстью, к-рых она кормит молоком до июня. Размеры Н. б.: длина самца до 180 см, самки—130 см. Вес взрослой Н. от 57 до 165 кг. Полной зрелости Н. б. достигает к двухлетнему возрасту. Вопрос о питании Н. б. слабо изучен. Несомненно, что Н. б. ест разную рыбу, хотя нет указаний на то, чтобы она пожирала исключительно ценных пром. рыб (омуля, сига, хариуса). Несомненно Н. заглатывает и водоросли. Возможно, что ею пожираются моллюски и др. беспозвоночные. Летом в желудках Н. б. находят песок, часто без всяких примесей. Очевидно, Н. б.—всеядное животное и едва ли ее можно считать хищником, особ. вредным для рыбного хозяйства. Соответственно образу жизни Н. б. видоизменяются и способы охоты на нее. Самым неблагоприятным для промысла временем является зима. В этот период ловят Н. б. сетью. Найти логово зимой очень трудно, для этого промышленнику приходится брать с собой собаку. Но если местопребывание тюленя обнаружено, остальное является делом сравнит. простым: под лед около лунки спускают особого устройства сеть, логово разрушают, а лунку засыпают снегом. Чаще всего в сети попадают молодые нерпята. Промысел сетью дает небольшое количество Н. и существенного знач. не имеет. Наиб. важной формой промысла является весенняя охота, на к-рую падает б. ч. всей добычи Н. в Байкале. Весенний промысел начинается в апреле. Отправляются нерповать, когда лед под лучами весеннего солнца начинает белеть и делается шероховатым. Все необходимое для промысла завозят на лошадях. Если рассчитывают охотиться на нерпу и во время вскрытия Байкала, то берут с собой и лодки. Сама охота производится след. путем: разглядев лежащую у продувины Н., что в это время сделать не трудно, т. к. тороса, где зимой были логовища Н., исчезают, промышленник начинает ее скрадывать, толкая впереди себя небольшие санки, на передке к-рых подвижно укреплен небольшой щит (парус) из белой материи с одним или двумя отверстиями посредине для наблюдения за зверем. Стрелять приходится наверняка и с расчетом убить Н. наповал, т. к., будучи только раненной, она ныряет в воду и пропадает для промышленника. Продолжительность весеннего промысла—не больше месяца. Промысел— довольно тяжелый и даже опасный. Спать очень часто приходится прямо на льду, что при резких холодных ветрах не всякому под силу. Иногда бурей лед отрывает от берегов и на льдинах уносит промышленников в озеро. Промышляют Н. б. небольшими (от 4 до 16 чел.) артелями. Из общего количества нерповщиков, к-рых выходит на весенний промысел ежегодно до 500 чел., большинство — буряты. Когда весенние бури разобьют лед на озере, промышленники некоторое время охотятся за Н. б. на лодках, скрадывая ее на льдинах. Этот промысел обык. непродолжителен. В течение всего лета, дождавшись, когда Н. б. вылезет на берег, ее стреляют на лежбищах. Этим пром. занимаются далеко не все промышленники, т. к. он мало добычлив, а также и потому, что в это время большинство байкальских жителей заняты ловлей омуля. Данные о продукции нерпичьего промысла на Байкале противоречивы и определяются в год от 4 до 12 тыс. штук. Промысел год от году заметно падает. Н. б. довольно выгодная добыча для охотника. В ср., взрослая Н. дает ок. 32 кг жира и шкуру. Мясо употребляется в пищу лишь бурятами и тунгусами. Общий доход от каждой добытой Н. достигает 15—20 рублей. Нерпичий жир поступает на местные рынки. Идет он, гл. обр., на кожевенные заводы, и в меньшем количестве—на мыловаренные. За последнее время в кожевенном производстве Иркутска стали применять сульфицированный жир, отчего его качества (способность проникать в кожу) сильно поднялись. В наст. время Б.-М. Респ. об’яв-лен заповедник на Н. б. на Ушканских островах.

Л и т: Витковский. Заметка о байкальской нерпе, „Изв. Вост.-Сиб. Отд. Р. Г. Об-ва», т. XXI, в. 3, 1890; Сватош, З. Ф. Байкальский тюлень (Phoca baikalensis) и промыслы его, „Природа и Охота», прилож. к журн. „Украинский Охотник», 1926; Топорков, Н. Н. Экономическое значение нерпичьего промысла, „Сев. Азия», М., 1926, 5—6; Smirnow, N. Diagnostical remarks about sоme sea’s (Phocidae) ot the northern hemi phere, „Tromso Museum Arshefter», 1927, Bd. 48, 5; Левин. H. П. Рыболовство и рыбопромышленность на Ольхоне, „Изв. Вост.-Сиб. Отд. Р. Г. Об-ва», т. XXVIII, в. 1, 1897; Дорогостайский, В. Ч. Пушные и промысловые звери Прибайкалья, Иркутск, 1925. В. Д о р о г о с т а й с к и й.