НАСЕЛЕНИЕ (Демографическая характеристика по переписи 1926)

С о д е р ж а н и е:

I. Племенной состав.

II. Численность населения. VII. Состав семьи.

III. Половой состав.

IV. Брачность.

V. Естественное движение население, населения.

VI. Возрастный состав.

VIII. Грамотность.

IX. Городское и сельское

X. Плотность населения.

I. Племенный состав. Обширная территория Сиб. заселена еще слабо; в то же время среди ее населения наблюдается чрезвычайно большое разнообразие племен, а также бытовых и хоз. навыков, являющихся следствием различных эконом. условий, разнообразия геогр. среды и длинной истории заселения края. В далеком прошлом лежат корни современного размещения нац. групп. Борьба феодальных государств, старой Сиб. между собой, миграция оттесняемых ими племен, вторжение рус. колонизаторов—все это в длительном процессе перемещало этнические группы и создавало в итоге современную нам этнографич. карту Сибири. Столкновения одних народов с др. приводили не только к взаимному вытеснению, племена и группы, позднее пришедшие в Сиб., смешивались с коренными жителями, создавая новый антропологический тип «метисов», приучали туземцев к новым формам быта и хоз-ва, сами заимствовали от них полез. навыки, выработанные в результате приспособления к местным условиям. В языке, жилище, одежде, орудиях и обычаях сиб. населения можно найти много следов такого взаимного влияния.
Современное население Сибири принято делить на две основных группы—туземное Н. и пришлое, при чем к последнему относят всех тех, к-рые происходят от пришельцев, поселившихся в Сиб. в последний, наиб. известный исторический период рус. колонизации с конца XVI столетия. Конечно, такое деление условно, т. к. многие туземцы такие же пришлые для районов своего обитания, как и русские. Пришлое сел. население обычно в свою очередь еще делятся на так наз. старожилов или «сибиряков» и новоселов или переселенцев. Гл. массу последних составляют рус., украинцы и белоруссы, но встречаются также целые поселки, населенные чувашами, мордвой, немцами, эстонцами, латышами и латгальцами и др. На ДВ живет значительное число выходцев из Китая и Кореи. Переселенцы составляют в зап. части Сиб. не менее 3// всего земледельческого населения, а в Центр. Сиб. около // В Забайкалье их меньше, а далее на В. в Амурском и Приморском крае они составляют большинство.

Туземцев в Сиб. насчитывается около 2/ млн. человек, в том числе более 1 млн. казаков в части геогр. Сиб., входящей теперь в состав Казакстана. Дать научную классификацию разноплеменного туземного Н. и установить точную численность его весьма затруднительно. Встречающиеся в лит-ре названия разных народностей носят признаки самого различного происхождения — то называют племена так, как они сами именуют свой народ (напр., пянхазово, кето, теленгеты, эвенки, саха), то присваивают им названия, данные почему-либо их соседями, от которых рус. получили первые сведения (якуты), то называют их по месту их обитания (лебе-динцы, чулымские, мелецкие, томские татары) и т. д. При современном состоянии наших знаний о коренном Н. Сиб. не всегда можно решить, когда под тем или иным назв. племени скрывается действительно целый, этнически самостоятельный народ, когда—конгломерат различных племен, и когда мы имеем дело лишь с отдельной частью (родом или группой, территориально обособленной) единого народа, лишь случайно получившей от русских отдельное название. В этногр. лит-ре наблюдается большая неопределенность и пока совершенно нет возможности дать даже исчерпывающий перечень племенных названий, строго выдержанных по одному принципу. Язык, как признак принадлежности к той или иной народности, не может служить единым основанием для подразделения племен, т. к. многие сиб. туземцы забыли свой язык и пользуются, как родным языком, наречием своих соседей. Де-могр. перепись 1926 обнаружила большое расхождение между делением Н. по родному языку и по признаку самоопределения своей народности. Кроме того, многие наречия так мало еще изучены, что невозможно определить близость между собою тех или иных наречий для объединения их по группам. Материалы переписи 1926 свидетельствуют, что и произведенная с большей тщательностью, чем перепись 1897, она не могла все же избежать ошибок. Так, на Алтае новой переписью опять обнаружены «калмыки», часть Н. переписана под именем «ойротов», другая под именем «алтайцев», при чем последнему термину дано более широкое толкование, чем было принято прежде, т. к. под этим же именем переписано Н. Лебедского района и всего черневого Алтая. При определении численности туземного Н. в дальнейшем изложении приняты во внимание данные переписи 1926, а также указаны, кроме обычных в литературе названий племен, самоназвания в тех случаях, где они установлены.

Туземцев Сиб. обычно подразделяют на две основные категории—палеазиатов (см.) и урало-алтайцев (см.). Палеазиаты, т.е. предполагаемые потомки древнего Н. Азии, не представляют чего-либо единого по языку и физическому типу,—это группа немногочисленных племен, обитающих, за исключением кето на сев.-востоке Азии, от р. Колымы до Великого океана. Их можно подразделить на три подгруппы: эскимосскую, американоидную и древне-азийскую. К первой подгруппе относятся эскимосы (1.290 чел.), живущие по берегу Берингова м. и алеуты (351 чел.)—на Командорских островах. Подгруппу американоидов составляют: чукчи (около 12.320 чел.), разбросанные от низовьев р. Колымы до побережья Чукотского п-ова; коряки (7.434 чел.)—на севере Камчатки и прилегающей к ней части Анадырско-Чукотского края, ительмены (камчадалы) (4.207 чел.) в юж. половине Камчатки, часть их сильно обрусела. К древне-азийской подгруппе относят быстро исчезающих чуванцев (684 чел.) в Колымском и Анадырском крае и юкагиров или одулов (440 чел.) по притокам р. Колымы и в Верхоянском округе. Сюда же причисляются гиляки (самоназвание—нивах) (4.076 чел.), живущие на Охотском побережье в низовьях р. Амура и на острове Сахалине. К палеазиатской же группе причисляют также оставшиеся в центре Сиб., по берегам р. Енисея «кето» (до 1.500 чел.), известные прежде под совершенно неправильным именем енисейских остяков. Айны, также относящиеся некоторыми этнографами к палеазиатам, почти все живут теперь в японской части Сахалина (на ДВ их зарегистрировано всего 31 человек). Все палеазиаты охотники.

Уралоалтайцев делят на 5 подгрупп: финно-угорскую, самоедскую, турецкую, монгольскую и тунгусскую (см. Финно-угры, Самоеды, Турки, Монголы и Тунгусы). К финской ветви темноволосого турко-идного типа (в отличие от зап.-европейских белокурых финнов) относятся остяки (22.168 чел.) — в бассейне сев. части р. Оби и вогулы (ок. 500 чел.)— по склонам Урала до Оби. Живущие среди них, а также во многих др. более юж. районах Сиб. зыряне (ок. 16.000 чел.) являются уже пришлыми из сев. районов финнами, хотя нередко их перечисляют среди сиб. туземцев. К самоедской ветви причисляются самоеды или ненцы, как они себя называют (10.000 чел.), обитающие в низовьях pp. Оби и Енисея, тавгийцы (по прежним данным 1,300 чел.)— живущие в тундре от р. Пясины до Хатанги, юра-ки—в низовьях pp. Енисея и Таза (2.032 чел.) и остяко-самоеды (по переписи до 1.619 чел., по прежним данным больше)—по притокам pp. Оби, Тыму, Парабели, Васюгану и в верховьях р. Таза.

Турецкая ветвь является самой многочисленной в Сиб., влияние языка и физического типа турков ясно видно и на др. народностях. Зап. подгруппу сиб. турков составляют татары, подразделяющиеся по месту жительства на иртышских, барабинских, чулымских, томских и т. д.; кроме того, в Сиб., от Урала до Тихого океана, разбросаны татары, вышедшие в позднейшее время из Европ. России. Отделить на основании имеющихся статистич. сведений сиб. татар от пришлых трудно, всего же по Сиб. последней переписью зарегистрировано более 167 тыс. татар. К зап. туркам относятся также бухарцы (11,5 тыс. чел.), живущие среди татар и частью с ними смешавшиеся в б. Тарском окр.; казаки, населяющие степи бб. Акмолинской и Семипалатинской губ. и в Зап. Сиб., сохранившиеся в Ку-лундинской и Барабинской степях, кроме того группа казаков, прикочевывающая иногда из Казакстана в гористые районы Юж. Алтая. В Сиб. насчитывается ок. 48 тыс. казаков. Алтай населен также племенами турецкой группы—центр. и юж. части Горного Алтая (бассейн Катуни) заняты алтайцами (прежде рус. называли их белыми калмыками) или ойротами; близки к ним теленгиты (ок. 3.500 чел.), живущие в бассейне Чуи, Чулышмана и Башкауса, они известны еще под именем «двоеданцев». т. к. прежде платили дань одновременно Китаю и России. Среди алтайцев по Катуни живут остатки те-леутов, когда-то перекочевавших из Кузнецкой лесостепи, где сейчас их насчитывают до 1.900 человек. По ср. течению р. Бии живут оседло куман-динцы (6.300 чел.); по верх. течению той же р. и по притокам, а также по сев. склонам и предгориям Алтая обитают черневые татары, называющие себя туба или иишкижи. По р. Лебедь (притоку Бии) живет обособленная группа лебединцев (известных еще под именем шелканцев, хотя последнее название принадлежит лишь одному из двух родов или «сёоков», расселившихся в бассейне Лебедя). Туба и лебединцы, а также др. более мелкие племена, как, напр., телеуты, переписью 1926 зарегистрированы вместе с основным Н. Горного Алтая под именем алтайцев и ойротов всего в количестве 40,5 тыс. человек. Черневые леса Кузнецкого Алтая занимают шорцы (12.586 человек).

К вост. подгруппе турков можно отнести хакасов (45 тыс. чел.) и якутов (240 тыс. человек). Первое название об’единяет ряд племен, обитающих в горных степях Верхнего Енисея (минусинские и абаканские татары в прежней лит-ре). К числу их относятся бельтиры (переписью 1926 не зарегистрированы), сагаи, качинцы и кизильцы. Все они оседлые скотоводы и частью земледельцы. Якуты, называющие себя «саха» и населяющие современную Якутскую АССР, в небольшом числе встречающиеся и в соседних областях, представляют наиб. сплоченную группу среди вост.-сиб. турков. Камасинцы или кал-мажи—на юге б. Канского окр., койбалы — по прав. берегу ниж. течения Абакана и тофалары (карага-сы) (415 чел.) — по сев. склонам Вост. Саян, в бассейне Уды, а также небольшая группа сойотов— в Тункинском крае обычно относятся по особенностям языка, физич. типу и быту к самоедско-турецкой смешанной группе.

К монг. ветви относятся монголо-буряты (более 237 тыс.), живущие в Прибайкалье и в большей своей части (215 тыс.) вошедшие теперь в состав Бурят-Монгольской АССР.

Тунгусская ветвь распадается на много племен, расселившихся среди др. народов на громадном пространстве гор и тайги от Великого океана до р. Енисея и даже зап. от него. В разных местах Сиб. они себя называют эвенки, аваньки, эвены. Сев. или сиб. подгруппа состоит из сиб. тунгусов (37,5 тыс. чел.), живущих в Туруханском крае и даже на восток до Станового хр. и притоков Амура; орочен (1.200 чел.)—в Сев. Прибайкалье, Якутии и на Д. Востоке и ламутов (2.000 чел.), разбросанных от р. Колымы до Камчатки и Охотского побережья. К сев. же подгруппе относят и некоторые из амурских племен, напр, самогиров (550 чел.), негидальцев (680 чел.), манегров (60 человек). К юж. или маньчжурской подгруппе принадлежат живущие по Амуру и его притокам, а также в тайге Охотского побережья и по отрогам хр. Сихотэ-Алинь мелкие племена—гольды (5.300 чел.) и ольчи (725 чел.) — рыболовы в низовьях Амура, орочи (646 чел.) и удэхейцы (1.357 чел.) — охотники Уссурийской тайги, ороки (162 чел.) — на Сахалине, дауры, маньчжуры и солоны. Многие тунгусские племена подверглись сильному влиянию своих соседей и изменили свой образ жизни, одежду и даже язык. Таковы, напр., тунгусы Забайкалья, говорящие на бурятском или рус. языке; ламуты, взявшие многое у окружающих палеазиатов; удэхе и гольды, подвергшиеся влиянию китайцев, и долгане, на которых отразилось соседство якутов. Все цифровые данные о туземцах (особ. северных) являются лишь приблизительными и в большинстве случаев преуменьшенными, т. к. по некоторым районам перепись 1926 не охватила полностью всего населения.

II. Численность населения. Определение численности всего Н. Сиб., особенно динамики Н., весьма затруднительно. Наиб. достоверными источниками о размерах Н. считаются демографические переписи, но во всей Сиб. они производились лишь в 1897 и 1926, при чем методы работы и социальная обстановка этих переписей были совершенно различны, и потому данные их сравнимы между собою с большими оговорками. Кроме того, сравнение за разные годы чрезвычайно затрудняется изменением адм. границ. Поэтому на приводимые ниже цифры общей численности Н. в разные годы нужно смотреть, как на верное в общем отражение картины движения населения, настаивать же на большой точности тех или иных данных нельзя, т. к. разные литер. источники для одного и того же года иногда приводят разные цифры.
Р о с т н а с е л е н и я С и б и р и (без б. Степного края)
Г о д ы Туземное население Пришлое (рус. пр.) В с е г о Относит. увеличение
1622 . 173.000 23.000 196.000 100
1737 230.000 297.810 527.810 269
1858 } 648.000 2.288.036 2.936.036 1.498
1897 870.536 4.889.633 5.760.169 2.938
1926 1 — — 13.247.200 6.758

Население Сиб. непрерывно росло, и рост, медленный в начале (за 115 лет немного более, чем в 2/ раза), ускоряется позднее (во второе столетие Н. увеличивается в 5 раз, а за последние 30 лет почти в 21/ раза). За 300 лет Н. Сиб. увеличилось в 67,5 раз. Туземное население по ряду соц.-экон. причин увеличивалось медленнее. Быстрый рост пришлого Н., состоящего в гл. массе из рус., украинцев, бело-руссов, происходил, конечно, не только за счет естественного прироста, но гл. обр. благодаря усиленной иммиграции из-за Урала (см. Переселение). Прирост Н. в разных частях Сиб. происходил с различной быстротой. Более или менее точно проследить разницу роста Н. в разных районах очень трудно, благодаря большим изменениям, происшедшим в территориальном разделении Сиб. после революции, но отметить некоторые характерные черты роста в разных частях Сиб. возможно. Так, во всей геогр. Сиб. Н. с 1897 к 1926 увеличилось в 2,1 раза, тогда как в б. Сиб. крае Н. возросло в 2,5 раз, в б. Степном крае-в 2,2 раза, в ДВ крае—в 2,6 раз, Н. территории б. Иркутской губ. и Забайкалья увеличилось в 1,5 раза, в Якутии же население увеличилось очень незначительно (всего в 1,03 раза).

Перепись 1926 (по данным ЦСУ СССР) дает след. цифры Н. Сибири, понимаемой в обычных геогр. границах, по главным административно-хозяйственным подразделениям:
-го S И з н и х w к к
Районы Сибири обы к о т 8 § * X и ч уж X 1 X ^ Я я
Отх Му *
Приуральская часть (б.
Тобольская губ.) 1.910,9 902,8 1.008,1 110,6
Степной край (б. Акмол. и
Семипалатинской губ.) 2.511,6 1.281,1 1.233,5 96.2
Зап.-Сиб. край 7.168,5 3.510,8 3.657,5 104,2
Вост.-Сиб. край. (без Б.-М.
Республики) 2.109,7 1.060,4 1.049,3 98,9
Д.-Вост. край 1.291,2 703,3 587,9 83,5
Бурято-Монг. Республика 491,3 248,5 242,7 97,6
Якутская Республика 289,0 154,8 136,2 90,0
С и б и р ь 15.774,9 7.859,4 7.915,5 100,7

П р и м е ч а н и е: Таблица дана по книге „Всесоюзная перепись» 1926 г.», издание ЦСУ., тт. IV, VI, VII и VIII.
Все Н. геогр. Сиб. составляет 10,6% Н. СССР и 15,6% РСФСР. Почти половина всего Н. Сиб. приходится на Зап.-Сиб. край, население ДВ едва достигает 8%, а Н. автономных туземных республик— 6%. Население Вост.-Сиб. края составляет 16% всего Н. Сибири. Туземное население составляет большинство только в быв. Семипалатинской губ. (52,3%), Якутии и на Камчатке, в остальных частях Сиб. пришлое Н. составляет подавляющее большинство: в Зап.-Сиб. крае и в округах ДВ края (за исключением Камчатки, где 77% коренного Н.) и Сахалина (более 95%) и в Вост.-Сиб. крае (вместе с Бурят-Монг. Республикой) 88%.

III. Половой состав. По половому составу население Сиб. значит. отличается от европ. части СССР. Если во всем СССР на 100 мужчин приходится 107 женщин, то в Сиб. только 100,7 женщин. Если в Приуральской части и в Зап.-Сиб. крае на 100 мужчин приходится 110 и 105 женщин, то на ДВ только 83 женщины. Районы с б. или м. значительным % туземного Н. также отличаются недостатком женщин, как, напр., Хакасская обл., б. Акмолинская и Семипалатинская губ., Бурятия, Якутия и т. д. Эти районы разделяют общую участь с др. районами нашего Союза, населенными турецко-монгольскими народами (Туркестан, Закавказье).

След, таблица, составленная по материалам переписи 1926, дает представление о соотношении полов у разных народностей Сибири:
? ? Sol ? ? SO?
Народности Н х Народности . х

аия аия
Русские в Сибир-
ском крае 1.056 Шорцы 921
Русские в ДВ крае 963 Ненцы (самоеды) 917
„ в Якутии 839 Эвенки (тунгусы) 900
Чукчи 999 Качинцы 880
Буряты 982 Казаки 848
Кумандинцы 963 Вогулы 829
Коряки 950 Остяки 824
Теленгеты 945 Эвенки (орочены) 795
Саха (якуты) 931 Удэхе 760

IV. Брачность. Брачность по данным регистрации в Сиб. ниже, чем во всем Союзе и в РСФСР. В 1926 на 1.000 жит. было браков—в Сиб. крае—9,2, на ДВ—9,0, в Бурятии—7,3, на Урале —11,0, тогда как в СССР —10,8, а в РСФСР—10,5. Ср. возраст вступающих в брак мужчин и женщин среди рус. населения в общем не отличается от общерус. (20—24), У туземцев встречается большое разнообразие в отношении возраста,—наряду с браками лиц, близких друг к другу по возрасту, встречаются браки в весьма молодом возрасте (моложе 16 лет) и браки стариков (старше 70 лет), при чем часто наблюдались большие различия в возрасте жениха и невесты. Хотя среди громадного большинства туземцев разных племен обычно распространено единобрачие, но все еще встречаются отдельные случаи многоженства (среди татар-мусульман, среди бурят, у с.-в. племен, напр. у коряков, тунгусов и др.).

V. Естественное движение населения. Регистрирующий естественное движение аппарат не охватывает с необходимой полнотой всех случаев, особенно в сел. местностях и в туземных районах, а публикуемые статистич. органами сведения носят очень общий характер без распределения материалов по мелким территориям, национальностям и соц.-быто-вому укладу. Для характеристики рождаемости и смертности в Сиб. можно привести след. данные:
Т е р р и т о р и и На 1 000 жителей (по переписи 1926 г.)
Рождений Смертность Естественный прирост
СССР 44,0 20,3 23,7
РСФСР 44,7 21,3 23,4
Уральская обл. 55,6 27,3 28,3
Сиб. край 51,3 25,6 25,7
Б.-М. Республика 35,8 19,0 16,8
ДВ край 39.1 18,3 20,8

Все Н. геогр. Сиб. составляет 10,6% Н. СССР так и смертность выше, чем во всем Союзе и в РСФСР, выше и естественный прирост Н., на ДВ все эти признаки ниже. Малый прирост Н., у туземцев не говорит еще о малой плодовитости их, т. к. почти все исследователи последнего времени указывают на то, что число рождений в семьях туземцев большинства племен не меньше, чем у рус., но смертность, особ. детей, была значит. выше, что об’яснялось плохими гигиеническими условиями быта, недостатком мед. помощи и неудовлетворительным эконом. положением. С изменением всех этих условий увеличивается и прирост туземного населения. Некоторые данные за последние годы—служат тому подтверждением: так, естественный прирост Н. у бурят определялся в 1927—10 чел. на 1.000, в 1928—11, в 1929—17 человек; в Туруханском крае за те же годы—9, 12 и 11 чел., в Хакасии—25, 35, 34 и в Ойротии—23, 37, 31.

VI. Возрастный состав. Имеет большое значение распределение Н. на возрастные группы. Материалом для изучения распределения населения Сиб. по возрастным группам являются данные общих демогр. переписей 1897, 1920 и 1926, а также некоторые спец. обследования. В 1897 население Сиб. по возрастам распределялось след. образом (на 1.000 чел. приходилось):
В о з р а с т ч ч е е
о 9 1 9 2 9 3 9 4 9 5 о б
П о л о о о 2 о 3 о 4 о 5 о 6
Мужчин 250 195 162 132 106 75 80
Женщин 268 207 158 124 97 70 76

По сравнению с европ. частью России мужчин в зрелом возрасте (20 лет и выше) в Сиб. было относительно больше, тогда как среди женщин особых различий не замечалось. Более поздние данные рисуют след. картину возрастного состава населения разных частей Сибири. В 1926 на 1.000 жит. соответств. пола было:
В о з р а с т В Сиб. крае Д.-В . крае Б.-М. Респ. Якут. Респ.
Муж. Жен. Муж. Жен. Муж. Жен. Муж. Жен.
До 10 лет 288,8 279,1 256,7 289,7 244,8 254,0 229,3 260,3
„ 10—19 „ 240,6 241,6 217,4 242,1 217,9 220,2 202,9 214,1
„ 20—20 „ 161,1 171,1 171,0 159,6 164,9 163,4 144,4 157.8
„ 30—39 „ 108,2 109,2 127,0 115,1 124,7 126,7 140,3 128,5
„ 40—49 „ 82,3 79,0 108,4 83,2 108,4 92,8 112,0 79,5
„ 50—59 „ 53,9 59,0 64,5 55,5 72,0 69,5 78,2 62,2
„ 60 и более 65,1 61,0 54,3 54,8 72,3 73,4 93,8 97,3

иногорске — 4,9 чел., Черемхово — 4,5, в Алей-ской—5,2 человек. Гор. переписью 1923 отмечена также разница состава семьи в зависимости от того, кто является главой — мужчина или женщина. Точно также замечается разница в количественном составе семьи у разных социальных групп населения. Оба указанных явления отражает следующая таблица среднего состава семьи, взятая из «Статистического Ежегодника Дальне-Восточного Краевого Статистического Управления» за 1923—25 годы.
По сравнению с довоенным временем заметно увеличился % муж. молодежи, родившейся перед войной или после нее (до 20-лет. возраста) и сократились группы в зрелом возрасте (от 20 до 60 лет), т. о. относительное количество рабочих рук уменьшилось. Среди женщин это явление также наблюдается, но в значит. меньших размерах. Сравнение цифр повозрастного распределения населения в Сиб. и Европ. части РСФСР говорит за то, что в Сиб. на каждую единицу населения в рабочем возрасте приходится менее едоков, чем по др. сторону Урала. Особенно резко выделяется большой % взрослого населения среди туземцев. Так, на 1.000 мужчин приходится:
20—29 л. 30—39 л. 40—49 л. 50—59 л.
В Б.-М. Республике
У русских 170,7 108,4 85,0 57,6
У бурят 155,1 139,5 122,5 88,5
В Якут. Республике
У якутов 148,6 132,5 101,7 77,3
У тунгусов 162,1 151,5 100,0 67,5

% детей сокращается, а % взрослых возрастает при движении с 3. на В. по мере перехода от ранее заселенных земледельческих районов к позднее освоенным промысловым. Среди туземного населения % детей меньше, чем среди русских, об этом свидетельствуют имеющиеся сведения о бурятах (в Б.-М. Респ.—у бурят детей до 10 лет—203,7, а у русских— 286,5) о карагасах, о населении Камчатки, о якутах (234,8 детей до 10 лет на 1.000 населения), о некоторых тунгусах и т. д. Об’ясня-лось это гл, обр. повышенной детской смертностью. В городах % взрослого населения значит. выше, чем в сел. местностях в б. Сиб. крае, напр., в возрасте от 20 до 50 лет в 1926 было—в городах—47,6%, в селах же только—33,2%. В Б.-М. Респ. в гор. Н. тех же возрастов составляло 50,4%, в селах только 37,3%.

VII. Состав семьи. Источниками сведений о составе семьи служат переписи Н. и хозяйственные. Ср. сел. семья (хоз-во) имела, по данным переписи 1926, след. число членов: во всем Сиб. крае—5,17, в ю.-з. его части—5,2, в с.-в. части—5,12, в Ойротской авт. обл.—4,67; на ДВ (без сев. районов)—4,9; на Камчатке—4,4; в Туруханском крае—5,4. Семья городская, обычно, менее сельской,—так, в 1926 по всем гор. поселениям б. Сиб. края семья состояла из 3,7 чел., а в крупных городах даже 3,3 на ДВ—из 3,1, в губ. городах—2,5 человек. В мелких городах и гор. поселениях семейный состав повышается почти до размеров сельского,—в Змебыло относительно больше, тогда как среди женщин особых различий не замечалось. Более поздние данные рисуют след. картину возрастного состава населения разных частей Сибири. В 1926 на 1.000 жит. соответств. пола было:
В о з р а с т В Сиб. крае Д.-В . крае Б.-М. Респ. Якут. Респ.
Муж. Жен. Муж. Жен. Муж. Жен. Муж. Жен.
До 10 лет 288,8 279,1 256,7 289,7 244,8 254,0 229,3 260,3
„ 10—19 „ 240,6 241,6 217,4 242,1 217,9 220,2 202,9 214,1
„ 20—20 „ 161,1 171,1 171,0 159,6 164,9 163,4 144,4 157.8
„ 30—39 „ 108,2 109,2 127,0 115,1 124,7 126,7 140,3 128,5
„ 40—49 „ 82,3 79,0 108,4 83,2 108,4 92,8 112,0 79,5
„ 50—59 „ 53,9 59,0 64,5 55,5 72,0 69,5 78,2 62,2
„ 60 и более 65,1 61,0 54,3 54,8 72,3 73,4 93,8 97,3
По сравнению с довоенным временем заметно увеличился % муж. молодежи, родившейся перед войной или после нее (до 20-лет. возраста) и сократились группы в зрелом возрасте (от 20 до 60 лет), т. о. относительное количество рабочих рук уменьшилось. Среди женщин это явление также наблюдается, но в значит. меньших размерах. Сравнение цифр повозрастного распределения населения в Сиб. и Европ. части РСФСР говорит за то, что в Сиб. на каждую единицу населения в рабочем возрасте приходится менее едоков, чем по др. сторону Урала. Особенно резко выделяется большой % взрослого населения среди туземцев. Так, на 1.000 мужчин приходится:
20—29 л. 30—39 л. 40—49 л. 50—59 л.
В Б.-М. Республике
У русских 170,7 108,4 85,0 57,6
У бурят 155,1 139,5 122,5 88,5
В Якут. Республике
У якутов 148,6 132,5 101,7 77,3
У тунгусов 162,1 151,5 100,0 67,5

% детей сокращается, а % взрослых возрастает при движении с 3. на В. по мере перехода от ранее заселенных земледельческих районов к позднее освоенным промысловым. Среди туземного населения % детей меньше, чем среди русских, об этом свидетельствуют имеющиеся сведения о бурятах (в Б.-М. Респ.—у бурят детей до 10 лет—203,7, а у русских— 286,5) о карагасах, о населении Камчатки, о якутах (234,8 детей до 10 лет на 1.000 населения), о некоторых тунгусах и т. д. Об’ясня-лось это гл, обр. повышенной детской смертностью. В городах % взрослого населения значит. выше, чем в сел. местностях в б. Сиб. крае, напр., в возрасте от 20 до 50 лет в 1926 было—в городах—47,6%, в селах же только—33,2%. В Б.-М. Респ. в гор. Н. тех же возрастов составляло 50,4%, в селах только 37,3%.

VII. Состав семьи. Источниками сведений о составе семьи служат переписи Н. и хозяйственные. Ср. сел. семья (хоз-во) имела, по данным переписи 1926, след. число членов: во всем Сиб. крае—5,17, в ю.-з. его части—5,2, в с.-в. части—5,12, в Ойротской авт. обл.—4,67; на ДВ (без сев. районов)—4,9; на Камчатке—4,4; в Туруханском крае—5,4. Семья городская, обычно, менее сельской,—так, в 1926 по всем гор. поселениям б. Сиб. края семья состояла из 3,7 чел., а в крупных городах даже 3,3 на ДВ—из 3,1, в губ. городах—2,5 человек. В мелких городах и гор. поселениях семейный состав повышается почти до размеров сельского,—в Змеиногорске — 4,9 чел., Черемхово — 4,5, в Алей-ской—5,2 человек. Гор. переписью 1923 отмечена также разница состава семьи в зависимости от того, кто является главой — мужчина или женщина. Точно также замечается разница в количественном составе семьи у разных социальных групп населения. Оба указанных явления отражает следующая таблица среднего состава семьи, взятая из «Статистического Ежегодника Дальне-Восточного Краевого Статистического Управления» за 1923—25 годы.
К а т е г о р и и с е м е й Глава муж. Глава жен.
У рабочих 4,3 3,5
У служащих 4,0 3,5
У хозяев 4,8 4,1
Во всех семьях 4,3 3,6

С 3. на В. замечается понижение состава семьи. В разных группах сел. населения состав семьи также варьирует; так в 1917 в Иркутской губ. семья у крестьян старожилов была из 6,2 чел., у переселенцев—5,7 и у бурят— 4,4; тогда же в Якутии—у крестьян старожилов—5,4, у якутов-кочевников—4,4, у тунгусов— 4,7; в Забайкалье—у крестьян старожилов—6 чел., у переселенцев—5,2 чел., у туземцев— 4,8 человек. Сравнение имеющихся цифр показывает, что ср. размер семьи постепенно сокращается. В 1920 по б. Сиб. краю ср. семья состояла 5,62 чел., в 1926—5,17; в Томской губ. в 1917—5,73 чел., в 1920—5,35 чел.; по ДВК—в селах в 1923—5,7 чел., в 1926—4,9 человека. На сокращение размеров семьи повлияли, гл. обр., разделы крупных семей—хоз-в на более мелкие. Все приведенные данные не учитывают социальное положение групп населения, что в значительной степени снижает их ценность.

VIII. Грамотность. На 1.000 чел. населения Сиб. соответствующего пола приходилось грамотных по данным переписи 1926:
Р а й о н ы В городах В сел. местн.
м. ж. м. ж.
Сиб. край 673 511 397 140
Б.-М. Республика 739 546 393 132
Д.-В. край 746 599 494 243
Якут. Республика 589 424 123 37

Грамотность везде, кроме ДВК, была ниже общесоюзной, особенно в национальных республиках. Грамотность кочевых туземцев в наиб. удаленных районах была исключит. низка. Вот несколько примеров из материалов той же переписи. На 1.000 человек населения приходилось грамотных:
я к к я к к
о чи о чи
Народность п жч щ к Народность п жч щ к
ба CD Муж е * ба CD Муж е *
У чукчей 7 12 2 У гольдов 72 135 5
У ненцев 30 45 13 У эскимосов 99 177 26
У гиляков 62 106 12 У шорцев 115 175 49
У вогулов 62 91 32 У ойротов 127 183 72
У якутов 63 99 3 У хакасов 130 202 53
У остяков 69 100 35 У тунгусов 136 205 60
У казаков 71 125 11 У бурят У камчадалов 232 396 369 473 96 315
Распределение самодея- Зап.-Сиб. Вост.-Сиб. (включая Б.-м. Респ.) Дальний Восток Всего по Сибири у о
тельного населения по гу гу гу т и
положению в занятиях о ог т и о ог т и о ог т и о к
е к е к е к е %
CQ N. О % CQ % CQ % CQ
Рабочие 228.313 5,5 112,824 7,5 75,938 11,2 417.075 6,6
Служащие 137.246 3,3 72.304 4,8 53,686 7,9 263.236 4,2
Свободной профессии 3.214 0,08 1.759 0,1 931 0,1 5.904 0,09
Одиночки 106.850 2,6 54.264 3,6 42.738 6,3 203.852 3,3
Хоз. с помог. член. семьи 1.010.250 24,7 384.236 25,5 138.380 20,3 3.519.803 24,5
Помогающие в зан. чл. семьи 2.446.570 59,8 773.340 51,5 299.893 44,3 1.502.866 56,1
Прочие 162.901 4,0 104.071 7,0 67.691 4,9 334.063 5,2
И т о г о 4.094.344 100 1.502.798 100 679.257 100 6.276.299 100
Благодаря мероприятиям правительства и широкому общественному движению по ликвидации неграмотности, число грамотных в последние годы быстро растет и к концу 1-й пятилетки все приведенные цифры о грамотности Н. Сиб. становятся уже анахронизмом (см. Ликвидация неграмотности).

IX. Городское и сельское население. Распределение Н. на сельское и городское имеет весьма важное значение. По данным переписи 1926 во всей географич. Сиб. городское Н. составляло 12,8% всего населения Сибири. Распределение городского Н. по территории весьма (неравномерно: наименьший % город. Н. имели районы с туземным населением (Камчатка 5,3, Якутия и Ойротия—по 5,7, Хакасский окр.—6,7, Степн. край—8,0%) как районы, удаленные от магистральной жел. дороги,— наоборот, районы, лежащие вблизи ж.-д. магистрали, особенно при пересечении крупных водных путей имели более высокий % город. Н. (Барнаульский— 11,3, Тюменский—13,3, Н.-Сиб.—18,1, Омский—21,9, Красноярский—21,4, Иркутский—33,5, Хабаровский—32,6%). В последние годы, в связи с индустриализацией края, городское население растет быстрее сельского, как показывают следующие цифры:

Р о с т н а с е л е н и я в % к 1 9 2 6
Г о д ы од д о д о д о д о
го г г г г
1 0 9 8 6
Т е р р и т о 3 3 2 2 2
р и я 9 9 9 9 9
Сиб. край Г сел. население 100 103 107 112 _
1 гор. „ 100 108 117 124 —
Б.-м. Респ. J сел. население 100 102 104 106 108
1 гор. „ 100 105 109 115 120

Как видно из таблицы, в состав Н. (по положению в занятиях) громадное преобладание имели не нанимавшие рабочих мелкие хозяева,
Г р у п п ы п р о ф е с с и й Процентное распределение самодеят. Н. по основ. профессиям
Зап.-Сиб. Вост.-Сиб. Бурятия Дальний Восток И т о г о
Сел. хозяйство 90,2 1,5 93,4 69,3 86,4
Фабр.-зав. пром-сть 1,1 2,2 0,6 2,6 1,4
Куст. ремес. пром-сть 1,9 3,0 1,4 3,4 2,3
Строительство 0,5 0,5 0,4 0,8 0,5
Жел.-дор. транспорт 0,9 2,4 0,7 3,4 1,5
Пр. виды транспорта 0,3 0,7 0,2 2,5 0,6
Торговля и кредит 1,0 1,6 0,8 2,6 1,3
Учреждения 1,7 3,9 1,8 3,8 2,2
Пр. отрасли труда 2,3 5,2 0,9 11,5 3,8
составляющие вместе с помогающими им членами семьи 80% всего (самодеятельного Н., тогда как на долю рабочих приходилось лишь 6,6, а служащих—4,2% самодеятельного населения. В последующее после переписи 1926 время все эти отношения радикально уже изменились, группы рабочих и служащих значительно увеличились, группы так называемых одиночек и хозяев с наемными рабочими уменьшились; быстро растут колхозы, сокращая значение единоличных мелких хозяйств. Группы самостоятельных хозяев (одиночки, хозяева с помогающими членами семьи) не являются однородными в классовом отношении (см. Классовое расслоение сибирской деревни).

Распределение самодеятельного населения по основным профессиям в 1926 видно из таблицы на стр. 691 (внизу).

В связи с развитием и ростом индустриализации количество рабочих, занятых в цензовой пром-сти, быстро растет. Так, в Сиб. крае общее количество рабочих, занятых в цензовой пром-сти увеличилось с 30.366 в 1923 до 61.560 в 1928/29, т.-е. в два раза, при чем некоторые отрасли пром-сти дали особенно большой рост; в обработке черных металлов и машиностроении было занято в 1929 почти в три раза более рабочих, чем в 1923, по обработке дерева занято в 4 раза более рабочих, в химической пром-сти-в 3 раза более, в пищевкусовой—в 21/ раза и т. д. Благодаря огромным соц.-экон. сдвигам, происшедшим после переписи 1926, ряд данных этой переписи представляет в настоящее время уже лишь исторический интерес. Необходимо также иметь в виду, что материалы переписи во многих случаях (племенной состав, естественное движение, брачность) не учитывают социального состава населения и не дают таким образом возможности, наряду с общими для всего населения цифрами, отразить значение для тех или иных демографических показателей классового состава и различия по экономической обеспеченности.

См. также Промышленность, Индустриализация, Планирование народного хозяйства и Сельское хозяйство. К. м и р о т в о р ц е в.

X. Плотность населения. На пространстве в 13.599.302 км, занимаемых Сиб., по данным переписи 1926 жило 15.774,9 тыс. чел., что составляло 1,2 чел. на 1 км2. По отдельным крупным частям Сибири население распределялось так:
Н а з в а н и е р а й о н о в Территория (в км) Жителей (в тыс.) На 1 км приходится жителей
Зап.-Сиб. край 1.239.704 7.168,3 5,8
Вост.-Сиб. край 3.243.782 2.109,7 0,6
Бурят-Монг. Респ. 379.416 491,2 1,3
ДВ край 2.333.643 1.291,2 0,5
Якут. Респ. 4.023.307 259,0 0,1
Степной край (б. Акмол. и
Семипалатинская губ.) 1.043.939 2.514,6 2,4
Приуральский район (б. окр.
Ирбитский, Ишимский,
Курганский, Тюменский, и
Тобольский) 1.335.611 1.910,9 1,4
И т о г о п о С и б и р и 13.599,302 15.774,9 1,2
В то же время на 1 км2 приходилось жителей: по всему Союзу—6,9, по РСФСР—5,1, Белорус. Респ.— 39,3, УССР—64,2, ЗСФСР—31,7, Узбекской ССР— 15,6 и Туркменской ССР—2,0. По сравнению с остальными частями Союза Сиб. была слабо заселена. Малая геогр. плотность Н. свидетельствует или о действительно редком Н., или о неравномерности заселения края. т. к. в Сиб. мы имеем огромные пространства почти не заселенные, то малая геогр. плотность характеризует крайне неравномерное распределение населения. Большинство Сиб. Н. расселилось южнее 55° с. ш., вдоль речных долин, в местах, удобных для земледелия и скотоводства. Здесь на 27,4% территории Сиб. сконцентрировалось 92,6% населения. Сев. районы с суровыми природными условиями заселены значит. реже, чем южные. Наиб. густонаселенными в Сиб. являлись быв. округа: Барнаульский 18,5 жит. на 1 км2, Каменский 15,3, Бий-ский 14,7, Н.-Сиб. 13,8, Рубцовский 13,4, Омский 12,3, Тюменский 11,3, Ишимский 10,5 жителей. Менее заселенными являются вост. округа Зап.-Сиб. края, Вост.-Сиб. края, Б.-М. Респ. и ДВ края. Скопление сравнительно густого населения наблюдается в городах и районах горной добывающей промышленности. К местностям с крайне редким населением принадлежат бб. сев. округа Вост.-Сиб. края: Киренский окр. 0,2, Туруханский район 0,02; в Якут. Р. округа: Якутский 0,23, Олекминский 0,21, Вилюйский 0,14, Алданский 0,02, Колымский 0,01 и в ДВК округа: Зейский 0,3, Сахалин 0,3, Николаевский 0,05, Камчатский 0,03 жит. на км2.

Развитие путей сообщения и пересел. движение сильно изменили плотность Н. районов, прилегающих к ж.-д. и гл. водным путям Сибири. В течение 29 лет после первой всеобщей переписи (1897) плотность возросла вдвое с 0,6 до 1,2 жит. на км2. Однако геогр. плотность, вычисленная даже для относительно небольших единиц территории, на территории к-рых встречаются большие неосвоенные пустынные пространства и тесные скопления населения в городах, не может дать еще картины действительного расселения.

Принимая во внимание большие неосвоенные пространства Сиб., влияющие на исчисление плотности населения, интересные данные представляет плотность населения на территории, освоенной в хоз. отношении. К сожалению, достаточных материалов для исчисления такой плотности еще нет. По имеющимся же данным густота Н. обжитой полосы в ср. исчислялась по б. Сиб. краю 13,5 чел. на км2 (по зап. округам 14,1 и вост. 12,8), по ДВК 7,5 чел. на км2.

Л и т.: „Азиатская Россия», т. I, изд. Переселенч. Управления, СПб., 1914; Александрович, К. К. Производительные силы Дальнего Востока, в. V, Хабаровск, 1927; Якутия, сб., изд. Акад. Наук СССР, Л., 1927; Статистический Ежегодник ДВ. Статист. Упр. 1923—25, ч. I, 1927, ч. II; Бурятия в цифрах, Верхнеудинск, 1931; Краткие сводки всесоюзной переписи населения 1926 г., вв. IV и V; Всесоюзная перепись населения 1926 г., М., изд. ЦСУ Союза ССР, тт. IV, V I, VII, VIII, 1928—29; Сиб. край. Ст. справочник, Н.-Сиб., изд. Статсектора Крайплана, 1930; Племенная карта азиатской части СССР, изд. КИПС Акад. Наук; Список народностей СССР, Л., изд. КИПС Акад. Наук, 1927: Патканов. Список народностей Сибири, Л., изд. Акад. Наук, 1923; Арсеньев, К. и Титов, Е. Быт и характер народностей ДВ края, Хабаровск-Владивосток, 1928; Красильников, М. П. Население Урала и Сев. Азии (из итогов всесоюзн. переписи 1926), „Сев. Азия», 1929,3; его же. Пятилетка и рабочие кадры Советской Азии, „Советская Азия», М., 1931, 1—2.