МУЗЕИ

Сиб. возникли в связи с развитием научной общественности, приступившей в середине XIX в. к изучению Сиб. и смежных с ней стран, гл. обр. Монголии и Китая. Научно-исследовательская деятельность сиб. отделов Географич. Об-ва, об’единив-ших вначале верхушечные слои интеллигенции, купечества и служилое чиновничество, определялась в своей основе потребностями наступавшего на В. рус. торгово-промышленного капитала. Организованные географическими об-вами экспедиции являлись первоначальной разведкой далеких окраин России и смежных с ними вост. государств; они были неплохо обставлены в научном отношении и нередко сопровождались военными отрядами и военными специалистами. Эти экспедиции впервые доставили сравнительно ценные музейные материалы и заложили фундамент для первых, сиб. музеев. Кроме того, в основу М., как постоянно действующих учреждений, были положены коллекции учебных заведений (Иркутский и Тюменский М.) и частных лиц.

Долгое время М. имели случайный набор экспонатов. Иркутский музей наиб. ярко отражает картину развития М. первоначального периода. Этнография вост. народностей и геологические коллекции являются в нем преобладающими. Туземец был одним из ценнейших об’ектов эксплоатации. В этнографическом отображаиии туземного населения (Ю.-З. Сиб.) протекало строительство и Зап.-Сиб. музея в Омске. Его коллекции пополнялись экспедициями военного характера (Потанина, Певцова и др.) Вместо геологии в нем господствует растительный мир. Значит. место занимают экспонаты приграничных к Китаю территорий и отчасти Зап. Китая. С развертыванием М. в их деятельности начинают играть значит. роль политические-ссыльные. Они частично явились и доподлинными низовыми краеведами, изучая край в тесной связи с культурными центрами сиб. городов и музеями (Минусинск, Иркутск, Красноярск, Чита и др.). Геологические (Черский и Чекановский), географические, статистико-экономические (Щапов, Станиловский, Ковалик, Серошевский, Дыбовский), культурно-исторические (Клеменц, Кон, Виташевский, Майков, Пекарский) и др. исследования проводятся при участии политических ссыльных.

Со 2-й половины XIX века научные кадры музейных работников Сиб. пополняются небольшими группами формирующейся сиб. интеллигенции. Организуется Минусинский М., возникший по инцииативе Н. В. Мартьянова (см.), при активном участии местной интеллигенции и политических ссыльных. М. собрал ценнейшие коллекции и приобрел известность, выходящую далеко за пределы Сибири. В 1870 открывается Тобольский М., по инициативе И. И. Юшкова, ставший на путь развития М. краеведно-го типа с отображением природы и населения Тобольского Севера. В 1889 создается Красноярский М., открытый гор. самоуправлением, с 1902 перешедший в ведение Географического Общества.
М. сосредоточил интересный комплекс экспонатов, с преобладанием краеведческого естественно-географического цикла. В отличие от др. М. он был построен по плану, основанному в значит. степени на генетическом принципе и являлся в этом отношении исключением из ряда систематических музеев Сибири. По инициативе народовольца А. К. Кузнецова (см.), основывается Забайкальский М. (1895), деятельность к-рого тесно увязывается с Забайкальским Отд. Р. Г. Общества. Район обслуживания М. — Забайкалье — дает ему исключит. по богатству материалы из области геологии и этнографии. В этот же период возникают М.: Енисейский (1883), Якутский (1891), Барнаульский (1892), Владивостокский (1892), Тюменский (1892), Троиц-косавский, Хабаровский, Семипалатинский (1902). Отсутствие устойчивой номенклатуры в систематике и неравноценность отдельных частей, отражающие общий стихийный процесс возникновения и развития, придали М. характер ценных хранилищ, мало доступных для усвоения широким массам посетителей, тем более, что экспонаты М., как правило, не имели экономических пром. отделов и не отражали местных производств и местной экономики. Район деятельности М. не имел определенных границ, а экспонаты очень часто — почти никакого отношения к территории, на к-ройрасполагался музей. Так экспонаты экспедиции Рябушинского по сев.-вост. народностям и Ганьсюнская коллекция птиц (собр. Потаниным) хранятся в Иркутском М., в Омском М. имелись материалы по Зап. Китаю и геологические коллекции по Уралу.

После Октябрьской рев. в сиб. М. произошли коренные изменения, коснувшиеся в первую очередь района деятельности М., их структуры и количественного роста экспонатов. М. были взяты на постоянный бюджет, приобрели новые коллекции в порядке передачи собраний частных лиц и открыли ряд новых отделов. При Иркутском М. создаются художественный отдел (в основание его положена художественная галлерея Сукачева) и культурно-исторический отдел с историей гор. Иркутска. При Красноярском М. организуется экономический отдел, спец. научный архив, фототека и художественный уголок Сурикова. Омский М. развертывает большую художественную галлерею, получив из центр. фонда оригиналы и копии картин крупных мастеров и значительно расширяет ботанический гербарий. Некоторые музеи организуют историко-революционные отделы.

Модель Кузнецкого завода в Ново-Сибирском музее

Наряду с укрупнением старых М. возникает в Сиб. целый ряд новых (в городах и в рабочих поселках). В 1920 в Н.-Николаевске (Н.-Сиб.) образовался М. мироведения, реорганизованный в 1925 в М. производительных сил. В том же году открыты краеведческие М. в Ачинске, Камне, Бий-ске и Канске. В 1922 организуется М. в Томске, в основу к-рого положены коллекции по археологии и искусству; затем открываются отделы естественно-истори-

Зоологический музей Томского Гос. Университета

ческий, экономический и сел.-хозяйственный. В качестве самостоятельного выделяется этнолого-ар-хеологический М. Томского Университета. С 1926 начинает развертываться Ойротский обл. М. в Ула-ле. В 1920 старые М. из состава географических обществ переданы в ведение Главнауки (Иркутский, Красноярский, Минусинский, Забайкальский) и местных Губполитпросветов (Омский, Барнаульский, Бийский и др.). Новые задачи, поставленные перед М. социалистическим строительством, диктовали не только те или иные изменения в организации и формах работы М., но их коренную переделку. М. должны были стать базами массовой краеведческой работы, аппаратом демонстрирующим, пропагандирующим народно-хоз. и социально-культурное строительство и активно участвующим в строительстве социализма. Эту новую для себя роль М. усваивали чрезвычайно медленно в процессе упорного сопротивления со стороны реакционной части музейных работников. В некоторых сиб. М. наблюдалась тенденция изолироваться от текущей действительности и работать вне связи с широкой сов. общественностью (напр., Минусинский М. им. Мартьянова в течение 7 лет существовал в состоянии отрыва от интересов и запросов соцстроительства местного края; частично та же тенденция проявлялась у Барнаульского, Иркутского и Томского музеев). Новую струю в жизнь М. внесла музейная конференция, проведенная в Н.-Сиб. в 1928. Основным вопросом конференции было районирование М., проведеное по естественно-географическим и адм.-хоз. признакам. Иркутский М. по этой схеме районирования охватывает Лено-Байкальскую водную сист., с прилегающими районами Якутии, Бурятии и Монголии; Минусинский — территорию по верх. бассейну Енисея, Хакасию и Тувинскую Нар. Респ.; Красноярский-бассейн р. Енисея; Енисейский — ниж. течение Енисея от Ангары и Туруханский край; Томский — ср. и ниж. течение р. Оби с притоками, Томь и Чулым; Барнаульский — верх. течение р. Оби с прилегающей сетью ю.-з. части Алтайских гор; Бийский— сист. р. Бии и Катуни; Омский — бассейн р. Иртыша с прилегающей Казакской степью; Читинский — Забайкалье; Ново-Сибирский — Зап.-Сиб. край в целом; Тобольский — район Тобольского севера. Остальные М. обслуживают территорию, непосредственно примыкающую к ним, и представляют собой низовые музейные единицы. Районирование М. создало предпосылки для их реорганизации в музей местного края, способные наиб. полно отразить соц. хоз-во и культурное строительство своего района. Хотя ряд музейных совещаний пытался внести ясность в организационную структуру и сист. построения музеев, М. Сиб. имеют все же весьма пеструю структуру; номенклатура отделов не унифицирована; материалы распределены по отделам весьма неравномерно; методология не выдержана: преобладает старая систематика. Во всех М. господствует естественно-исторический цикл, только за последнее время начинают понемногу развиваться экономические отделы, гл. образом, сел.-хозяйственный и промышленный (Красноярский, Томский, Бийский, Н.-Сиб., Читинский), этнография в большинстве М. представляет самодовлеющее знач. и не увязана с производственными отделами музеев. В 12 музеях, расположенных на территори б. Сиб. края, можно насчитать до 40 различных отделов, построенных по самым различным принципам. Экспозиция всех сиб. краеведческих М. осталась систематической и до конца 1931. Большинство М. имели естественно-исторические (геология, палеонтология, ботаника, зоология, энтомология) и культурно-исторические (археология, этнография, нумизматика) отделы и небольшие сел.-хоз. отделения. Из зап.-сиб. М. художественные отделы имели в этом же году три М., антирелигиозные — 6 и историко-революционные — 4. Некоторые М. делали попытку перейти к новым методам расположения материалов и перестройки всего М. на принципах марксистско-ленинской методологии и в разрезе очередных задач соц. строительства. Так, Красноярский М. перестроил отдел истории материальной культуры Енисейского края в отдел истории ранних общественных формаций, реорганизовал художественный отдел, развернул антирелигиозный раздел и дал спец. выставку «Производительные силы на основе Енисейстроя». Н.-Сибирский М. встал на путь отражения в своих экспонатах вопросов социалистического строительства в крае. С 1928 он сделал попытку отразить основные проблемы хоз. строительства Зап.-Сиб. края. Урало-Кузбасскую, энергетики, колхозного и совхозного строительства. Ряд др. М. также стремился перестроить работу, сосредоточивая внимание не на изменении метода музейной экспозиции, а лишь на перестановке экспонатов в целях придания им большей живости и доступности для широкого посетителя. Почти все М. Сиб. ввели в практику организацию выставок, дающих возможность использовать более полно экспонатный фонд, лучше освещать узловые вопросы текущего хоз. и культурного строительства, вести массовую работу. Эту выставочную работу сравнительно широко поставили Красноярский, Иркутский, Н.-Сибирский музеи. За годы 1922—1928 было проведено свыше 50 выставок в различных музеях б. Сиб. края. На этих выставках основными являются след. темы: естественно-производительные силы района, пром-сть и сел. хозяйство района, быт и работа Красной армии, рев. и печать, колхозное и совхозное строительство. Несмотря на актуальность и свежесть темы, в постановке выставочных экспонатов преобладал чистый показ при отсутствии определенной активно-действенной целеустремленности, четкого классового выражения.

Следует особо отметить практику М. по организации выставок-передвижек. Красноярский М. устраивал выставки-передвижки по основным датам рев. календаря и проблемам Енисейстроя, в рабочих клубах, учебных учреждениях, кинотеатрах. Он же продвинул в районы 15 выставок-передвижек «Борьба за власть советов в Сибири» и 1 передвижку по Енисейстрою и уборочной кампании в районы МТС и устья р. Маны на сплав. Омский М. практиковал выезды в район — с выставкой по колхозному и совхозному строительству. Эти единичные мероприятия еще не вошли в повседневную практику всех музеев.

Гл. видом музейных экспонатов попрежнему является экспонат вещественный. Экспонатный фонд М. исчисляется не меньше, чем в 1 млн. экспонатов, из к-рых 70% падает на долю естественно-исторического раздела. Особ. богатыми являются Омский, Красноярский, Иркутский, Минусинский музеи. Широкое распростр. получили фотографии, модели, макеты (в особенности при организации выставок). Ряд М. организовал демонстрацию кинофильмов и диапозитивов через проекционный фонарь. В основном эти новые виды музейного показа являются вспомогательными в большинстве сиб. музеев.

Массовая популяризационная работа сиб. М. сделала заметные успехи. За 1930 через М. прошло не менее 1 млн. посетителей (до рев. М. Сиб. пропускали не более 30 тысяч). Значит вырос организованный посетитель, участились посещения рабочих и крестьян-колхозников, большой контингент представляют учащиеся школ. Широкую популяризационную работу развили Омский, Красноярский, Н.-Сиб. и Иркутский музеи. Однако, несмотря на значит. посещаемость, М. далеко не используют всех возможностей массовой работы вследствие недостаточно гибких и действенных подходов к массовому посетителю. Слабо организована внемузейная работа. Из разнообразных видов массовой работы сиб. М. наиб. развили экскурсионное дело. Красноярский М. провел значит. массовую работу вне стен музея через экскурсии, передвижные выставки, лекции. Он обслужил в 1931 — 60.000 человек. Летние экскурсии в природу организуют Н.-Сибирский, Бийский, Каменский музеи. Экскурсии направляются в ближайшие районы, в большинстве случаев с учащимися, в целях сбора материала.

Научная деятельность сиб. М. развивалась в зависимости от того, на сколько М. были связаны с работой научных и хоз. организаций. За последние 5 лет М. б. Сиб. края провели 36 научно-экспедиционных поездок. Научно-исследовательская деятельность М. не поставлена на должную высоту. Причинами служат — слабость научного актива музейных работников и неправильное противопоставление научной и популяризационной работы музея; за «научностью» скрывались устремления реакционной части музейных работников, фактически тормозивших развитие музеев, а популяризационная деятельность, оторванная от научной основы, не могла дать значит. результатов. Научные коллекции М. в основном комплектовались за счет ведомственных экспедиций и выставок. Издательство М. находится в непосредственной связи с их научной и популяризационной деятельностью. До рев. из сиб. М. только Тобольский и Минусинский имели собственные издательства. Остальные М. печатали труды своих научных работников в изд. научных об-в, гл. обр., отделов Р. Г. Общества. После рев., кроме Минусинского, издает свои труды Томский М. — выпустил 2 тома, Омский— 1 том, Красноярский — 2 брошюры, Иркутский— листовки-путеводители по музею. Остальные М. Сиб. или не занимались издательством совершенно, или помещали свои научные материалы в изданиях научных об-в (Н.-Сибирский, Читинский, Барнаульский и др.).

С первого же года сов. строительства все М. были переведены на постоянный бюджет с определенным штатом, но этот бюджет для нормального развития М. является далеко недостаточным. По данным на 1929 общий бюджет сиб. М. составлял 180 тыс. рублей. Наиб. обеспеченными являлись: Омский — 40.000, Н.-Сибирский — 30.000, Иркутский — 22.000, Красноярский — 21.000, Минусинский — 12.000. Остальные М. имели бюджет от 2 до 10 тысяч.

В 1931 в Зап.-Сиб. крае работали 22 М., из к-рых 2 педагогических (Омск, Томск), 2 школьных и 18 краеведческих (из них — 5 в стадии организации): краевой — в Н.-Сиб., базовые — Омский, Томский, Кузнецкий, Ачинский, Минусинский, Барнаульский, Бий-ский, Ойротский и районные — Ленинско-Омский, Барабинский, Парабельский, Маслянинский, Шушенский, Кемеровский, Прокопьевский, Каменский, Абаканский. Из них два носят производственный характер (Кемеровский и Прокопьевский). В дальнейшем рост М. должен охватить все районы Зап.-Сиб. края к концу 2-го пятилетия, при этом основное внимание уделяется на политехнические М. фабрично-заводского и сел.-хоз. типа (в первую очередь в Черепано-во, Белово, Тельбесе, Алейском, Борисовке, Яшкино, Анжеро-Судженке, Черногорских копях и др.). Наряду с этим должно итти строительство школьно-политехнич. М. (первоначально при образцовых школах) и М. в нац. районах (в первую очередь в Гольбштадте, Каргасоке, Мысках, Онгудае, Абаканске и в др.). М. должны стать действительно актуальными участниками соц. строительства, отработать свою методику (для этого организуется музейное отд. Зап.-Сиб. Ин-та Краеведения), усилить темпы своей перестройки и укрепить свои кадры путем подготовки и переподготовки музейных работников и улучшения их соц. состава. Г. Ч.